skeptikbluz: (Default)
376859_4239091147146_322877405_n


Когда-то написал я, друзья дорогие, "Страну Воскрешения" - http://maikl-712.livejournal.com/108556.html
и поздравил Вас с Чудом, но поторопился, поторопился я, друзья дорогие. Нет уже той величавости, нет былинной героики, нет размаха, да чего только нет, перечислять устанешь.
Растворились все эти герои вместе с легендами в грязи нашей непролазной и бродят по пампасам одни какие-то расплывчатые тени, всё больше на Промокашку из нашего любимого фильма похожие.
Сидит, пока ещё в малине, горбун, он же Кащей наш Бессмертный, придумывает каверзы разные, пошлые и глупые, сам того не понимая, что яйца его, хошь с иглой, хошь с топором, но уже в других руках зажаты и в другом месте народец весело ими начинает поигрывать в любимые забавы пампасов наших.
Кривятся при этом знакомые нам до боли лица шушеры всякой - от Греча с Сувориным и Фаддеем Булгариным до Гапона с Азефом, призывая снизойти на нас Дух Великий, для поддержки яиц так необходимый. Но не сходит Дух, зато от призывов такой душок идёт, что явственно пахнет в округе сероводородом и серой калёной, пережжённой уже под сковородкой, для яичницы подготовленной.
Пляшут вокруг скоморохи и всякие ряженые с лицами скорбными и постными, прибирая к рукам хлам и рухлядь завалявшуюся, протаптывая периодически тропу в закатную сторону, чтобы с лучами последними там и раствориться. А там и своих скоморохов хватает, да и не любят там скоморошества, потому паника тихо назревает и на уши выплёскивается. Взгляд, правда, у них, у скоморохов, недобрый, злой взгляд даже, но оглядываются они по сторонам, шеей крутят и вытягивают её донельзя, чтобы кругозор увеличить и не прозевать чего.
Слышен смех, сдобренный проклятиями, неискушённому в простоте нравов пампасов наших, заезжему наблюдателю. Силится понять он умом своим чудеса наши, обонянием своим запахи наши, осязанием своим ямы и колдобины наши, зрением своим патриархально-сюрреалистические картинки наши и взмахивая руками, восклицает - "Быть того не может!"
Не может, а есть. Мы и сами этого всего не понимаем, но есть же оно, родное, сладко-жуткое, приторно-пошлое, отменно сгнившее, шевелящееся невесело, с фасада всё больше напоминающее ту часть тела, которой у нас думать привыкли.
Вот истинное Чудо. Не может, а есть. Ну, супротив всего, и природы человеческой, и природы природной. Есть и всё. Сколько ещё будет, никто не знает, но у нас вся жизнь по сказкам, анекдотам и преданиям, а там, сами знаете, то колодец обитаем, то ключ 10х12 найдётся, то волхвы забредут ...

В общем, опять с Чудом вас, друзья дорогие, но с другим,
как всегда ваш,
Михаил Анмашев.

P.S. Как там было в одностишиях - "Снимите шляпу, тут на дне был Горький ...."
skeptikbluz: (Думай!!!)
Я утверждаю, что наша благодатная во всех отношениях страна в наши времена явила миру, непревзойдённое нигде ранее, Чудо. Чудо Воскрешения. Точнее, Чудо массового воскрешения.
Я не о Ленине, он у нас живее всех живых. Как всем известно. И жизнь наша причудливая это подтверждает. Но наше превосходное, чудесное времечко воскресило массу персонажей. Иосиф Виссарионович уже тема избитая. Жив, жив курилка. Но разве рядом с ним нет нашего кудесника Никиты Сергеевича? Да вот же он! Добивает до полного процветания наше лучшее в мире сельское хозяйство в перерывах между стучаниями каблуком по трибунам разным. Только шляпы соломенные почему-то на головах наших. Зато как он виртуозно блестит своей лысиной, громогласно восклицая - "П*дорасы!, П*дорасы! Я вам покажу.." (далее по тексту). Не будем рассказывать неискушённому читателю во всех деталях, что он нам покажет. Должен же быть сюрприз, даже если он от Кузькиной матери и Политбюро лично. Рядом с ним стоит незыблемо товарищ Жданов, костеря тех, кого надо, подонками и хулиганами русской литературы, уплетая блинчики присланные женой с оказией собственным "Фальконом". А Троцкий, а Троцкий? Рядом, рядом зловещая тень великого Низвергателя Престолов. Давно уже бродит он не по прериям Мексики, а по нашим благодатным пампасам, нашёптывая в ухо первому встречному крамольные слова и призывы. Вместе с ним плетётся вечный его спутник герой Меркадер с символом нашей эпохи - успокоительным ледорубом.
Мелькают по улицам и банках любимые герои - Коба, Камо, Сонька Золотая Ручка, Беня Крик. Ванька Каин бродит по городишкам и сёлам, весело преследуемый Великим Инквизитором графом Шуваловым в обнимку с Бенкендорфом и Дубельтом. Мелькают на экранах родные лица Лаврентия Палыча и Коли Ежова, сходясь в дебатах с любителем женщин и причуд Генрихом Ягодой. Спит пока дома, тяжело ворочаясь во сне, Феликс Эдмундович, прикрываясь шинелькой, подбитой горностаем. Машет шашкой лихо и пламенно товарищ Будённый, грозя сокрушить всех несокрушённых соседей. Мрачно наблюдает за ним тяжёлым взором товарищ Жуков, ведя сложные демографические подсчёты.
Светлый образ Наполеона Бонапарта витает в наших небесах ниже туч. Видно, как комфортно ему в изрядно протёртом, но ещё крепком креслице. Сурово лицо его. И непонятно ещё, то ли это перед Ватерлоо, то ли на Эльбе, то ли уже на Святой Елене .
Бродит сурово нахмуря брови, весь в охране, сам великий Торквемада, присматриваясь и подсчитывая. Скалит зубы ему навстречу всякая мелкая сволочь типа Греча, Суворина, Фаддея Булгарина, Азефа, Гапона, хитро щурясь и шаря по карманам. Подобострастно стоят Маленковы, Остерманы, Шепиловы, Луначарские и прочая разная шушера. Притаились в сторонке Аракчеев с Фотием, записывая мудрые мысли и готовясь к делам великим.
Кряхтят в баньке Леонид Ильич с князем-кесарем Ромодановским, наяривая друг друга свеженькими берёзовыми веничками.
Пьют горькую с утра до вечера Венички Ерофеевы и Серёжи Есенины, споря в состоянии полного просветления с Лукой и Сатиным. Бродит по городам и весям угрюмый Фёдор Михайлович, собирая материал для "Новых Бесов". Где-то шельмует и промышляет маркиз де Пугачёфф. Ярясь и матерясь, грузит заработанное честным трудом добро на пароходики к другу лучшему Стеньке. А тому не до того. Промышляет Стенька пока конкурсами и экспортом красоты неописуемой в жаркие страны.
Крепнут ряды ревнителей веры и благочестия, показывая нам светлые образы Вонифатьева, Никона, Аввакума, Восторгова. Сидит хмельной и пьяный Иван Васильевич на даче в обнимку с весёлым Иосифом, поют протяжно и гортанно призЫвную песню. Наяривает на гитаре друг Малюта. Весело им и стрёмно.

Живы, живы курилки и не курилки, старые и молодые, вечнозелёные и типовые, родные и горячо любимые, знакомые и не очень, простые и человечные, понятные и правильные, оплот наш и опора, кремень и железо, горячие сердца и пламенные души, подлинные и настоящие, живые всегда и во все времена в наших щедрых и любвеобильных, терпких и страстных, всегда глубокозадумчивых и лихорадочно ищущих выход, пампасах!

С Чудом вас, господа!

Михаил Анмашев.

Profile

skeptikbluz: (Default)
maiklanmaschev

July 2017

S M T W T F S
       1
234 56 78
910 111213 1415
161718 19202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 02:32 pm
Powered by Dreamwidth Studios