skeptikbluz: (Думай!!!)
Он грустил легко и смеялся всласть,
всё, что есть - прошло, сгинул - не пропасть,
а над чем шутить - в мире полнота,
и любил народ своего Шута!

А он словом своим на ходу всех срезал,
никому ничего никогда не прощал,
и смеялся народ, говоря - "Даровит!",
а он плакал, смотря на его жалкий вид!

Вот и жизнь - не судьба, говорят - "Пронесло!",
он в ответ объяснял про своё ремесло,
и на каждом шагу прямо в темя его
сверху камень летел ретивО, ретивО!

А от боли он насмехался всласть -
"Мне прожить смеясь, не нужна мне власть!",
а грустил - один, не понять Шута,
что за смехом жизнь - ох, крутА, крутА!

Веселился народ и заглядывал в рот,
а на лбу выступал сострадания пот,
"Эй, послушай-ка Шут, расскажи не шутя,
почему нам все врут, разнесём сгоряча!"

И глаза в глаза, он смеясь опять,
отвечал им всем - "Вам и будут врать,
пока вы смогли лишь себя предать,
а не сострадать, а не сострадать!"

Он грустил легко и смеялся всласть,
всё, что есть - прошло, сгинул - не пропасть,
а над чем шутить - в мире полнота,
... и предал народ своего Шута!

Михаил Анмашев.
skeptikbluz: (Default)
390969_292238747463906_1149190139_n


Кто-то бред нам принёс от отчаяния,
но поверили грешные души -
золотое руно нечаянно
обронил кто-то в той части суши!

И собрались хоры и хуралы,
плачем женщин и криком мужчин,
и прибрежные дрогнули скалы -
кто пойдёт и конечно один?!

Жребий, братцы, немедленно кинем,
надо быть скалолазом, гребцом,
за гористым, лесистым хребтом
и за морем, отчётливо синим!

Незадача - вот чёрная метка,
впереди и борьба и труды,
и согнулась бестрепетно ветка
у оливы, роняя плоды!

Всё забыто, забыто давно,
даже вёсла от горя усталы,
но треклятое это руно
мы добудем, разбившись о скалы!

Жребий снова немедленно кинем,
это золотом шитая ткань,
облаков, ветром рваная, рвань
ждёт за морем, отчаянно синим!

Что соблазны и гневы богов,
когда виснут от судорог руки,
нам хватает загадочных слов
от последней, возможно, разлуки!

Кто-то бросил с упрёком в словах,
дескать, старая прелая шкура,
но сверкает у нас в головах,
что руно, как красотки фигура!

Жребий брошен и некуда деться,
мы небрежно руно на-борт кинем,
и за морем, нам ласково синим,
нам душой бы скорей отогреться!

Михаил Анмашев
skeptikbluz: (Default)
97083509_11

Где-то тихая молва что-то по-миру носила,
нам привычные слова исказила, разорила!
Что-то бьётся в нетерпеньи, пульсом меряют основы,
нам даётся лишь мгновенье разорвать свои оковы!

Эй, да что ты? Будь, что будет!
Пир и драка - всё едино!
Нас с собою кто рассудит?
Только годы и седины!

Вспоминайте и почаще, рвите жилы на куски,
если кто-то для вас слаще, не сорвитесь от тоски!
Что-то душит! Разойдитесь! В этом воздухе нет силы!
А потом? Потом вернитесь, чтоб понять кому мы милы!

Эй, да что ты? С нами сила!
В драке было и похуже!
Может жизнь нас попросила
пояса стянуть потуже?

Где-то рвали и кромсали по частям и понемногу,
чьи-то головы устали - их и сняли на дорогу!
А в окрУге всё нечисто, бродят страшные пророки
и вино, вино игристо - и просрочены все сроки!

Всё бродила, да бродила,
а верхом - на помеле!
Эй, послушай, разве сила
прилетает на метле?

А молва, молва крутила - всё интриги и наветы,
мимоходом породила лже-пророков, лже-советы!
Кто-то бросился как в омут - закрутило, понесло!
И вокруг уж бабы стонут - их такое ремесло!

Эй, куда ты? Стой на месте!
Пир как пир, вино как кровь!
И задумчивой невесте
рассказали про любовь!

А молва собрала силы, привлекла всех под ружьё,
кто успел - схватили вилы и кричали - "Всё моё!"
А молва всё свирепела, и крутилась как юла,
даже тех, кому нет дела, на расправу завела!

Эй, постой! А как же милость?
Был же пир - так будет драка!
Кто-то всхлипнул - "Мне же снилась
эта сытая атака!"

Где-то тихая молва что-то по-миру носила,
нам привычные слова исказила, разорила!
Что-то бьётся в нетерпеньи, пульсом меряют основы,
нам даётся лишь мгновенье разорвать свои оковы!

Михаил Анмашев
skeptikbluz: (Думай!!!)
97083520_20



Перехоженными тропами,
где засады и полки,
искорёженными пробами,
переношенными робами
брали кровь на пустяки!

Эх, пролейся, да налейся,
пропади, не пропадай,
как верёвочка не вейся,
впереди не только рай!

Перепаханной равниной
нет цветов душистых трав,
твёрдость стала тут мякиной,
трусость стала тут рутиной,
кто показывает нрав?!

Эх, пролейся, да налейся,
пропади, не пропадай,
как верёвочка не вейся,
впереди не только рай!

Оступиться, поступиться
и по кочкам, по ухабам,
где воды у вас напиться,
где слезе у вас пролиться
по друзьям, да и по бабам!

Эх, пролейся, да налейся,
пропади, не пропадай,
как верёвочка не вейся,
впереди не только рай!

Расстаёмся и до встречи,
где порог конца земли,
будет ласковый нам вечер
для твоей душевной речи,
только, Боже, помоги!

Эх, пролейся, да налейся,
пропади, не пропадай,
как верёвочка не вейся,
впереди нам ... только рай!

Михаил Анмашев
skeptikbluz: (Default)
181112_3600085562085_246774428_n

Она цвела, как роза в январе,
и ночью бередила мою душу,
я перелистывал листы в календаре,
на глобусе искал другую сушу!

Она рассказывала будто о себе -
салоны, макияжи и фуршеты,
я не топил свою тоску в вине
и не писал любовные сонеты!

Она весь мир делила пополам -
на тех, кто смог и тех, кто не у дел,
а я искал убежище у лам,
чтоб Будда выбрал мне иной удел!

Она всё знала и судила вмиг
по собственным неведомым законам,
а я порой переходил на крик,
рубя пещеру с собственным загоном!

Она пришла, как будто по росе,
простоволосая и ноги босы,
и я сказал - "Давай и мы, как все,
решать монеткой сложные вопросы!"

Она подбросила монету высоко,
орёл он сверху - я знаю твёрдо,
и крик её разнёсся далеко,
как звук прощальный последнего аккорда!

Михаил Анмашев.
skeptikbluz: (Default)
95712413_29


Где-то за глубоким, словно выбитым лицом,
тоненькие губки жалостно дрожали,
эх, какое счастье быть здесь подлецом,
разбивая в пыль и прах скрижали!

Эх, какое счастье - подлецам отрада,
вот нашла героя звёздная награда,
хочется расслабиться, те ли наши годы,
и кипят и плавятся золотые воды!

Бронзовеют лица - нас ведёт удача,
к чёрту колесница, в ней слЫшны звуки плача,
подлец он тоже мачо, от страха похмелиться,
и о судьбе судача, трясётся ягодица!

Эх, какое счастье - подлецы рядами,
лучшие пробившись, станут палачами,
отдохнём, расслабимся, смело прямо к делу,
в золоте рубашечка прилипает к телу!

Где-то за глубоким, словно выбитым лицом,
тоненькие губки жалостно дрожали,
эх, какое счастье быть здесь подлецом,
разбивая в прах и пыль скрижали!

Эх, какое счастье - подлецам раздолье,
интриги и нагайки, наганы и дреколье,
в поту и не жалея, работа же в крови,
а тоненькие губки сильнее подожми!

Нам ли не по стати - мантия и меч,
всё, что нам не надо, скидывайте с плеч,
толкнёт нам кто-то речь - укрепляй ряды,
надо нас беречь для кровавенькой страды!

Эх, какое счастье - веселуха с гоном,
подлецам удача - встали над законом,
правда, не всегда, считают мудрецы,
нужны для подлеца другие подлецы!

Где-то за глубоким, словно выбитым лицом,
тоненькие губки жалостно дрожали,
эх, какое счастье быть здесь подлецом,
разбивая в прах и пыль скрижали!

Вот конец истории, вечной как могила,
истоки и теории жизнь не позабыла,
и подлецов рядком спускают подлецы
в подвалы и тишком, чтоб обрубить концы!

Где-то за глубоким, словно выбитым лицом,
тоненькие губки жалостно дрожали,
эх, какое счастье быть здесь подлецом,
разбивая в прах и пыль скрижали!

Михаил Анмашев
skeptikbluz: (Default)
сад в снегу

Помнишь яблоню в заснеженном саду
всю корявую, застывшую в мороз,
ветви хрупкие во льду, во льду, во льду
и цветы, что я тебе принёс?!

Помнишь весь в снегу забытый дом,
одинокий в белом забытье,
вспоминала ты потом, потом
о тех днях, подаренных тебе?!

Помнишь отблески камина на стене,
как трещали от огня дрова,
ты в сомнениях - не мне, не мне, не мне
и настаивала - я права!

Помнишь пепел в остывающем камине,
в сумерках светящие снега,
эхо, повторяющее имя
и тихонько сказанное - Да!

Помнишь яблоню в заснеженном саду
всю корявую, застывшую в мороз,
ветви хрупкие во льду, во льду, во льду
и цветы, что я тебе принёс?!

Михаил Анмашев.

камин
skeptikbluz: (Думай!!!)
парусник. шторм


Вот он идёт - девятый вал, не меньше,
Ещё немного - он закроет горизонт,
У нас осталось может секунд десять,
Радист, успей подать сигналы SOS!

Нас разворачивает прямо левым бортом
Круто налево! Ну-ка дай штурвал,
Корабль весь от напряжения трясётся,
Ещё секунда и подъём, ... а там провал!

Мы встали дыбом, словно Клодтовские кони,
Ещё чуть-чуть, мы опрокинемся навзничь,
Но наш бушприт вдруг к горизонту клонит,
Мгновение и мы несёмся ниц!

Корабль весь затрясся от удара,
Волнами смыло с палубы весь груз,
Мы знаем, что такому валу пара,
Как в преферансе второй козырный туз!

Что ж, без добычи океан и без улова,
А мы,- наверно мы с небес осенены.
Радист отбей в прямой эфир три слова,
Как можно громче - "Наши души спасены!"


Михаил Анмашев.
Page generated Sep. 20th, 2017 12:27 am
Powered by Dreamwidth Studios